Список форумов 'Борковский Конгресс' (www.yarborok.ru) 'Борковский Конгресс' (www.yarborok.ru)
Форум общественного борковского сайта
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Ю.С.Геншафт

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов 'Борковский Конгресс' (www.yarborok.ru) -> Люди Нашего Края
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
mikas
Site Admin


Зарегистрирован: 03.11.2006
Сообщения: 5221
Откуда: Борок, Ярославщина

СообщениеДобавлено: Чт Июл 30, 2009 4:01    Заголовок сообщения: Ю.С.Геншафт Ответить с цитатой

28 июля, согласно завещанию, над Рыбинским водохранилищем близ Веретеи (точнее на акватории между Борком и Веретеей), был развеян прах умершего 1 апреля 2009 года доктора физ.-мат. наук, заслуженного деятеля науки РФ, профессора Геншафта Юрия Семеновича.
Геншафт Ю.С. много лет работал в лабораториях Геофизической обсерватории "Борок" ИФЗ РАН, в ИФЗ он заведовал лабораторией.

Публикуем воспоминания В.Цельмовича о Ю.С.Геншафте.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
mikas
Site Admin


Зарегистрирован: 03.11.2006
Сообщения: 5221
Откуда: Борок, Ярославщина

СообщениеДобавлено: Чт Июл 30, 2009 4:05    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ю.С.Геншафт в Борке и Веретее.

С начала 70-х годов научная работа (а с 80 годов – и семейная жизнь) Юрия Семеновича была неразрывно связана с Геофизической обсерваторией «Борок», находящейся в поселке Борок Ярославской области.
В свою очередь, и моя судьба, весь её рисунок, была определена встречей с Юрием Семёновичем, которая состоялась в апреле 1976 года в лаборатории Юрия Семёновича, которая в тот момент находилась в Нижнекисловском переулке Москвы, в подвале. В тот момент, после окончания Московского института электронной техники, я работал в НИИ молекулярной электроники в Зеленограде, и все складывалось вполне благополучно, если бы не… прочтенная мною книга французского архитектора и философа образа жизни Ле Корбюзье. Центральным моментом его философии было стремление к гармонизации образа жизни путем минимизации ненужных затрат времени, свойственных урбанистическому образу жизни. Прежде всего – затрат времени на дорогу от дома до работы и обратно. В этом плане благополучный Зеленоград, в архитектуре которого широко использовались идеи того же Ле Корбюзье, стал видеться мне в совсем другом свете. Спусковым моментом стал поход в гости к другу, получившем новую квартиру в 24- этажном доме. Для того чтобы добраться от двери дома до его квартиру, у меня ушло 15 минут, после чего я сильно задумался… и начал искать иные, не столь сверкающие, как в Зеленограде формы расселения. Я объездил множество научных городков в окрестностях Москвы, во многих местах меня могли взять на интересную работу, но сердце нигде не «ёкнуло». В этих поисках мне активно помогали друзья, и один их них, Всеволод Васильевич Мишта, хорошо знавший Юрия Семёновича и его семью по множеству совместных байдарочных походов, предложил поговорить с ним о возможности работы в Борке. В Борок к тому моменту привезли новейший французский микрозонд «Камебакс», и нужны были специалисты для работы на нем.
Так из сверкающего Зеленограда с его ультрасовременными НИИ и заводами, с гермозонами и интересным социумом, я попал в неказистый подвал в Нижнекисловском переулке. Подвал был сырой, не очень чистый, заполненный аппаратурой, ящиками с камнями, книгами и журналами, что было разительным контрастом с обстановкой в Зеленограде, которая мне в чем-то очень нравилась. Юрий Семёнович, по обыкновению, очень торопился, и на беседу со мной уделил не более 15 минут, вскользь ответив на мои вопросы, часто каверзные и совсем не по теме. Однако для меня этой короткой беседы, ясных и четких ответов, оказалось достаточно для того, чтобы принять решение о переезде в Борок, и на следующий день я подал заявление об уходе из НИИМЭ.
Так для жизни я выбрал поселок Борок и многолетнее, длившееся почти 33 года, научное сотрудничество с Юрием Семёновичем.
Прибор в скором времени был смонтирован и заработал, начались активные научные исследования, итогом которых стали сотни научных публикаций. В Москве такой прибор ставить было просто негде, не было места. В Институте физики Земли в 70-х годах на одного научного сотрудника приходилось 2,5 кв. метра площади. Говорили, что у некоторых сотрудников один письменный стол на двоих, в результате чего люди ходят на работу не каждый день, так как просто негде сидеть. Борок в этом плане был разительным контрастом. В Обсерватории был построен новый лабораторный корпус, который активно обживался, наполнялся современной аппаратурой, было много молодых сотрудников. И – явно соответствовал милым мне принципам Ле Корбюзье: от дома до работы можно было дойти всего за 4 минуты. Прочие прелести также были радом: за 4 минуты можно было на велосипеде доехать до канала, прокопанного к Волге. Можно было в обеденный перерыв поплавать 15-20 минут, пообедать и с новыми силами приступить к работе. Где, в каком месте можно иметь такие райские условия? Только в Борке, совмещающем современные городские условия без нарушения всех сельских прелестей.
Юрий Семёнович активно использовал все это, привозил в Борок на лето своих детей и внуков. Хотя сам, будучи невероятным работоголиком, возможности Борка использовал весьма своеобразно, с акцентом на научную работу. Так, в 200 метрах от обсерватории находилась комфортабельная гостиница. Но в ней Юрий Семёнович проводил не более 6 часов, достаточных ему для сна, и снова возвращался на работу. В какой-то момент он решил, что ночевать прямо у микрозонда тоже можно, принес раскладушку и спальник, и спал прямо у прибора. «Хорошо!- говорил он - «пока сплю, прибор даже остыть не успевает!». До сих пор эта раскладушка стоит в лаборатории…
Впрочем, если рассматривать ненаучные сферы жизни Юрия Семёновича, то для людей, не видевших его «в науке», он представлялся совершенно другим человеком. Так, жители села Веретея, с которыми он активно общался (естественно, не по науке), до сих пор считают, что он «просто жил в Веретее», а в Борке «только подрабатывал».
А как он ловил рыбу! 1986 году, после чернобыльских событий, из риска иметь неприятности в Крыму, Геншафты и несколько знакомых им семей, на лето поехали не в привычный Крым, а в Борок. Среди них был большой любитель рыбалки, привезший с собой всякие супер-удочки, новейшие японские снасти. Все это сверкало и вызывало трепет еще до того, как снасти начинали использоваться по назначении. У Юрия Семёновича всего этого не было, но однажды возникло желание порыбачить с другом. Удилище было сделано из подвернувшегося по пути корявенького деревца, крючок был сделан едва ли не из булавки. Леска, правда, какая-то нашлась промышленного производства. И вот с такими вот наборами контрастных по качеству снастей друзья отправились на рыбалку. А вот как возвращались – это совсем другая песня. Юрий Семёнович нёс увесистый мешок карасей, а его друг своим уловом и кошку бы не накормил Smile. Правда, оба были довольны процессом.
Отдельный пласт в жизни семьи Геншафтов – их жизнь с 1993 года в селе Веретея. Точнее сказать, в деревне Прямик, но географически это почти одно и тоже. Попали они туда благодаря счастливой случайности. Занимаясь в 1991-1993 гг. земельными проблемами, я случайно узнал, что около села Веретея, что в 6 км от Борка, есть два десятка земельных участков под застройку, нанесенных на специально разработанный Генеральный план. Участки никому не были отданы в пользование, так как земля тогда в этом месте никому не была нужна. Стоимость оформления этой земли составляла в эквиваленте стоимость двух бутылок водки. И я решил предложить эту землю приобрести своим многочисленным друзьям и коллегам. Первым в качестве разведчика приехал Федор Яковлев, позднее дошло письмо и до Геншафтов. По получении письма Юрий Семёнович позвонил и сказал, что сам он не очень понимает, зачем ему это нужно, строить он ничего не будет, но семья настаивает, а раз так дешево, то однозначно надо брать. После этого звонка я дошел до сельсовета и за полчаса оформил необходимые документы. Отмечу, что в Москве тогда решение вопроса о выделении земельного участка под застройку могло длиться годам, стояло дорого, а участки выделялись в болотах поближе к Волоколамску. Утром следующего дня я приехал в Москву и вручил Юрию Семёновичу бумагу о собственности на землю и процесс «пошел». Отмечу, что временная «дырка», в течение которой можно было так легко оформить землю, существовала всего три месяца, но все участки были разобраны моими друзьями. Однако что-то построить на этой земле и 15 лет активно и с удовольствием использовать «дачный комплекс» смогли только Геншафты.
Правда, процесс приобщения к земле мог тут же оборваться, так как состояние здоровья хозяина участка оставляло желать лучшего. Летом 1993 года у него возникли проблемы с сердцем, пришлось обратиться в больницу. Как потом с иронией рассказывал Юрий Семёнович, его послали снять кардиограмму, после чего сказали «ждите результата расшифровки, никуда не уходите». Ждать пришлось несколько часов. После утомительного ожидания на первом этаже больницы, в конце рабочего дня, появилась медсестра с возгласом:
«Где больной Геншафт? Быстро на прием на 4-ый этаж! Рабочий день кончается!»
С трудом он поднялся к врачу. Врач, бегло взглянув на кардиограмму, сказал:
«У Вас инфаркт. Не двигайтесь, ложитесь на каталку, Вас отвезут в больницу».
И повезли.…Где-то был ремонт, где-то не было мест.…Через несколько часов его пристроили в больницу на Таганке.
Я навестил там Юрия Семёновича. Лежал он в палате на 9 человек, в которой находилось шесть больных.
«Как Вы себя чувствуете?» - спросил я.
- «Нехорошо» - последовал ответ.
- «Врач прописал какие-то лекарства, мне от них только хуже стало, начались побочные явления. Я спросил врача, что делать, а он мне посоветовал… не пить лекарства, чайку попить… слабенького. Вот и пью слабенький чаёк».
К счастью, все эти хвори прошли, диагноз не подтвердился. Наверное, помог прописанный доктором «слабенький чаёк». К лету 1994 года Геншафты и Яковлев были полны решимости осваивать свою землю близ Веретеи.
В райцентре Брейтово были куплены и привезены щитовые хозблоки. Геншафты расположились палаточным лагерем на своем участке, и застучали молотки. Юрий Семенович начал активно «вписываться» в деревенскую среду.
Такой же хозблок я строил на своем участке около Борка. Произошел комичный случай. В какой-то момент ко мне подошел местный мужик, и поинтересовался, чего это я, работающий в науке, сам строю себе домик.
«Тут в Веретее мужик один появился» - поведал он мне, «фамилия простая – Генштаб. Его все в Веретее знают. То ли сын полка, то ли в Генштабе служил – не знаю. Но плотник классный. Ты его найми, он быстро тебе все сколотит».
По-видимому, свежий воздух, натуральная пища и физическая работа хорошо повлияла на здоровье Юрия Семёновича. С 1994 года он ежегодно всё лето проводил в Веретее и строил по одному объекту в год. Так были построены пристройки к дому, хозяйственный блок, душевая, баня, гараж. Федор Яковлев в какой-то момент не смог приезжать в Веретею, и отдал свой домик Геншафтам. Он был перевезен на участок Геншафтов и стал маленькой гостиницей для многочисленных гостей Геншафтов. Гостиница называлась «У ежей». Ежи были прикормлены и стадами гуляли вокруг этой «гостиницы».
Надо отметить оригинальность решения Юрия Семёновича по постройке бани. Все началось с того, что в пределах участка был найден древний фундамент, который было решено как-то использовать. Выбор пал на строительство бани. Строить обычную русскую баню в виде сруба было дорого, да и не к чему, так как баня эксплуатировалась бы только летом. Поэтому она была построена из бросовых досок, из горбыля, который был куплен на дрова. Однако даже при таком упрощении баня работала, в ней можно было с удовольствием помыться и попариться.
Впоследствии в домике Геншафтов появился телефон, а потом и электричество. Двухсотметровую траншею для кабеля хозяин выкопал своими руками.
Однако вся деятельность была лишь фоном для активной научной работы. Каждое утро на велосипеде (иногда на автобусе) Юрий Семёнович приезжал в Борок, работал на микрозонде, на прессе, на других приборах. В Обсерватории «Борок» выполнялась вся экспериментальная часть работ по грантам РФФИ, которыми он руководил. В Борок благодаря усилиям Геншафта были привезены два пресса (развивавших давление, достаточное для синтеза алмазов), дериватограф, компьютеры, множество другого оборудования, коллекции каменного материала, привезенного из экспедиций.
А первый компьютер в Веретейской школе появился благодаря Юрию Семёновичу.
Веретея, как дачное место, понравилась не только Геншафтам, но и другим ученым. В ней обосновались доктора наук А.О.Олейников, В.А.Салтанкин, В.Г.Девяткин.
Четыре доктора наук на село с населением в 200 человек – где ещё вы найдете такое? Все они активно участвовали в культурной жизни Веретеи и в научной жизни Борка. Так, телекоммуникационная инфраструктура Борка начала создаваться благодаря консультациям и усилиям профессора А.Я.Олейникова, он же реализовал первый телемедицинский проект.
Скромный домик Геншафтов привлекал множество людей. Естественно, в нём проводили много времени дети Геншафтов, их семьи и друзья. Внуки Петя и Витя практически все лето проводили в Веретее, набираясь сил и здоровья, помогая деду в хозяйственных и строительных работах. Кроме родственников, в Веретею приезжало множество друзей Геншафтов. За лето можно было насчитать 20-30 гостей. Гостевой домик не пустовал. Вечерами гости собирались у костра, долго пели под гитару.
Геншафты не замыкались в своем доме, имели множество контактов с жителями Веретеи, их хорошо знали в селе. Выезжали и в Борок, ежегодно участвовали в Морозовских чтениях. Сын Юрия Семёновича Семен, скрипач оркестра Большого театра, как-то выступил с концертом. Зал был полон! А благодаря инициативе Лилии Александровны Геншафт, поддержанной в Некоузском районе, из Москвы была привезена целая библиотека (около 40 тысяч книг), что удвоило библиотечный фонд Некоузского района.
15 лет жизни семьи Геншафтов на оси Веретея-Борок показали возможность жизни в весьма скромных условиях в Веретее, созданных руками Юрия Семёновича, в сочетании с фундаментальными исследованиями в Борке, ради которых он и приезжал. Многим скромный быт семьи Геншафтов был непонятен, однако посмотрите на фотографии: все люди на них улыбаются, и эти улыбки совершенно естественны. И если кому-то милее московская жизнь с её суетой, пробками и шумом метрополитена, то Геншафтами показана совсем другая модель жизни, созданная усилиями Юрия Семеновича и его семьи. Может быть, более трудная модель, но, безусловно, более счастливая и притягательная для многих.
И нам теперь очень не хватает доброго активного жизнелюбия Юрия Семёновича.
Не хватает его научным сотрудникам, имевшим счастье работать с ним, видеть его потрясающую эрудицию и работоспособность.
Не хватает его и простым сельским жителям, видевшим его с топором и молотком и считавшим, что в науке он «только подрабатывает».

Владимир Цельмович
Пос. Борок Ярославская область
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов 'Борковский Конгресс' (www.yarborok.ru) -> Люди Нашего Края Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


© 2001, 2005 phpBB Group

©MikaS